СИЗО №1 в Твери приоткрыл двери в честь праздника (ФОТО)

Для кого-то в очередной раз, для кого-то впервые открыл свои двери для журналистов Следственный изолятор №1 в г. Твери, расположенный у Восточного моста. Пресс-тур был организован УФСИН Тверской области в честь Дня работников следственных изоляторов и тюрем, который отмечается в России 31 октября.

А так как в Тверской области тюрем в юридическом понимании нет, а есть крупнейший СИЗО, то выбор, куда идти, в общем-то и не стоял.

Начнем с того, что СИЗО №1 стоит того, чтобы его показывать. Скрытый за пятиметровым забором с витками колючей проволоки он содержит тысячу человек (точнее 998) заключенных. Это подследственные, подсудимые и непосредственно осужденные. Здесь «сидят» все, начиная от несовершеннолетних детей-воришек, заканчивая ворами в законе, убийцами и прочими категориями тяжких преступников. Хотя работники службы исполнения наказаний ярлыки не вешают, а классифицируют все же статьями, поэтому контингент здесь, общими словами, варьируется от 158 статьи УК РФ до 105-й.  Условно. На вопрос журналистов, здесь ли сидят резонансные убийцы, кровопийцы, педофилы и прочая нелюдь, сотрудники УФСИН не ответили. Вообще, что касается личностей подсудимых (назовем их общим словом), то тайна в отношении их соблюдается строго. Вспомним, что это СИЗО, и если не закончено следствие или нет приговора, тогда даже над законченным маньяком властвует презумпция невиновности.

Перед проходной СИЗО очередь. Это родные и близкие заключенных с передачами и планами на свидание. Всех их строгим взглядом мерит большой медведь перед въездными воротами. Медведь вырезан из дерева, и его фигура и взгляд суровы, как российские законы.

Подобные фигуры из дерева мы на своем пути встретим еще не раз.

Пройдя несколько «шлюзов» и КПП мы оказываемся на внутренней, административной, территории. Здесь нас встречает временно исполняющий обязанности начальника СИЗО №1, подполковник внутренней службы Максим Волосатов, который начинает сразу с цифр, и цифры эти весьма внушительные. Представьте, в год через СИЗО №1 проходит порядка 20 тысяч человек. Это все категории заключенные, не говоря уже о транзитно-пересыльных, которые следуют или по этапу или переводятся из одного места лишения свободы в другое.

Но поговорим о «местных». Количество контингента СИЗО, это своего рода лакмус состояния общества. По словам Максима Волосатова в конце 1990-х – начале 2000 –х годов в СИЗО №1 содержалось порядка 3 тысяч заключенных. Сегодня в три раза меньше, однако есть тенденция на увеличение. И имя этой тенденции – кризис.

Сегодня средний срок пребывания в СИЗО заключенного – 3,5 месяца.

- Сегодня и от следователей и от судов требуют того, чтобы по-возможности быстро провести расследование и вынести приговор,  - рассказывает Максим Волосатов. – И если раньше заключенные могли находиться у нас по 2-3 года, то сейчас это не в основной массе не более 3 месяцев от ареста до приговора и отправки на этап.

 DSC_0300

Прежде чем попасть на основную территорию, необходимо отметить, что безопасность СИЗО №1 не оставляет никаких шансов желающим бежать. Впрочем, из СИЗО редко бегут. Последний случай побега из этих стен был в 1980-х годах, тогда же практиковались и перебросы через забор. Но об этом здесь не любят говорить, а больше стучать по дереву.

Однако бежать тут просто некуда. Учитывая, что от камеры заключения или внутреннего двора для прогулок, расположенного на крышах корпусов, до въездных ворот неисчислимое количество стен, дверей и охраны, то единственный способ отсюда выбраться – в автозаке к месту отбывания. Ну или редким случаем - на свободу. Тут уж как суд решит. И кругом – камеры видеонаблюдения.

 DSC_0305

Попав на основную территорию, проходим между корпусом, где расположены комнаты для переговоров и старым корпусом 1930-х гг. Наш интерес к дореволюционному зданию тюрьмы, спрятанному в глубине территории так и остался интересом. Построенное в начале XIX века это древнее сооружение охраняло тысячи и тысячи людей. Именно здесь сидели те, кто впоследствии стал новомучеником. Здесь находился в заключении и архиепископ Тверской Фаддей, канонизированный сегодня и многие другие невинные жертвы красного террора.

Здания старых корпусов сегодня не используются. В планах администрации СИЗО их снести. У исправительной силовой системы своя прагматичная правда, но нельзя не сказать о том, что было бы здорово приложить максимум усилий, чтобы сохранить самые старые стены, как живую материальную память об истории. Сегодня есть масса способов приспособления древних построек под современные нужды с сохранением уникальных интерьеров. Но это мы, однако, размечтались.

 DSC_0313

Перед нами «ядро» СИЗО – прямо территория расположения отряда хозназначения, справа – разомкнутый «колодец» двух огромных шестиэтажных корпусов Б и В, а между ними – деревянная церковь.

Церковь в честь Иконы Божией Матери «Споручница грешных» построена в 2012 году в рамках проекта «Семь храмов в семи городах за один день».

- Службы здесь проходят два раза в неделю: по пятницам и субботам,  - рассказывает Сергей Сакурин, начальник отдела воспитательной работы с осужденными СИЗО №1. – За нами закреплен священник кафедрального собора протоиерей Михаил Беляев, который проводит здесь службы, а в пасхальные дни совершает крестный ход по всем камерам. Церковные службы, как воспитательная мера очень эффективна, и мы видим, что посещение храма благотворно сказывается на внутреннем состоянии заключенных.

Чтобы попасть на службу, заключенному просто нужно написать заявление.

Во внутренний двор мы еще вернемся, а пока начальник отряда хозяйственного обслуживания Андрей Шихин ведет нас в свои владения. Отряд хозназначения, это не подследственные и подсудимые, это – осужденные, т.е. в отличие от основного контингента эти 80 человек отбывают здесь свой срок.

Главная их задача обслуживать СИЗО, которое из-за невозможности нахождения здесь простых гражданских, не может обслуживать себя самостоятельно. Осужденные хозблока несут службу в пищеблоке, занимаются ремонтом, пошивом одежды, уборкой и благоустройством территории. В общем всем, что необходимо для нормальной хозяйственной деятельности изолятора. Попасть в хозотряд могут лишь те, кто осужден впервые на «общий режим», имеет какие-то навыки, психологически и физически здоров, а также выразил желание тут остаться для отбывания срока.

Корпус хозотряда имеет два этажа, а при входе нас встречает деревянный ежик. Пока все на работе, Андрей Леонидович показывает пустые камеры. В каждой камере двухярусные койки с именными табличками. Здесь есть свой созданный уют: занавески, картины, фотографии, мягкие игрушки, и везде – полки с книгами. Обязательные экземпляры Закона Божия, Библии и юридической литературы, чаще Уголовный Кодекс и комментарии к нему.

- Каждый заключенный имеет право на спальное место, тумбочку, у него есть шкакфчик в столовой и ячейка для личных вещей в камере хранения,  - рассказывает Андрей Шихин. – Раз в год заключенный имеет право на 12-дневный отпуск.

 DSC_0336

Заключенный Александр Смирнов сейчас как раз в отпуске. Его «курорт» - это камера отпускников: отдельная, с телевизором. Отпуск заключенного, это свобода от работы, не более того. Александр Смирнов использует эту свободу для чтения. Читает «Вечный зов».

Александр из Твери, он отбыл уже 1,3 года, и до УДО ему остался год.

- После освобождения хочу устроиться на работу, жениться, создать семью. У меня есть девушка, которая меня ждет,  - говорит Александр.

Хочется надеяться, что все его мечты сбудутся.

Екатерина Баранова здесь уже три года. Это совсем молодая девушка, и спрашивать ее о причинах попадания сюда как-то не хотелось, да и она сама не сказала бы. Екатерина работает в цехе по ремонту спецодежды. Научилась ремеслу здесь же. Про условия содержания говорит в превосходных формах.

Идем в пищеблок. Здесь задерживаемся не просто для того, чтобы оценить кухонное оборудование и пообщаться с ребятами-поварами, но и попробовать «тюремный обед» из настоящих алюминиевых глубоких и очень горячих мисок. Аскетичные постные щи достаточно вкусные. Журналисты, отложив свои фотоаппараты и блокноты, дружно стучали ложками.

 DSC_0415

В основных корпусах все по-тюремному, если можно так выразиться. Решетки, мощные железные двери, грохот замков.

Каждая камера предназначена для четверых заключенных, нормы площади для узников соблюдаются строго – 4 квадратных метра на человека. Доступ к и без того небольшому окну закрыт решеткой. Столы, скамьи прикручены к полу. Здесь, в отличие от жилых помещений хозотряда, нет ничего лишнего и все очень строго: никаких полочек, картин, занавесок. Зато есть телевизор и радиоточка.

В СИЗО около 30 карцеров. Нам показывают эту маленькую комнатку с «пеньком» посередине и откидной кроватью. Самые «буйные» коротают здесь сутки по особому режиму. Отбой в 22 часа, подъем в 6 часов. Главные твои друзья во время бодрствования: тот самый пенек и книга. Половина карцеров чаще всего пустует. С дисциплиной тут все в порядке.

Впечатлила и медчасть изолятора, оснащенная современными флюорографом, компьютерами, медикаментами и инструментами. Медчасть – это первое, куда попадают вновьприбывшие. Здесь их обследуют, берут анализы крови, делают снимки легких, и если обнаруживают признаки туберкулеза, отправляют на лечение в стационар тут же. Во фтизиатрическом отделении изолятора 45 коек, и сейчас он занят лишь наполовину.

Смирнов Александр, заместитель начальника медчасти, майор внутренней службы, не скрывает гордости за свою медчасть и приглашает всех на лечение…

"Десерт" нам оставили, как полагается, на конец экскурсии. Помещения психологической разгрузки впечатляют. Из мрачных коридоров изолятора попадаешь в комнату, где тебе предложат и спокойную музыку и ароматы и даже отдельное расслабляющее кресло с повязкой на глаза.

- Наша работа все-таки связана со стрессом,  - рассказывает психолог психологической лаборатории СИЗО №1 Анастасия Хлебосолова. – Атмосфера, в которой находятся сотрудники требует обязательной смены обстановки, однако прийти сюда и расслабиться можно только после дежурства. А куда наши ребята спешат после дежурства? Конечно домой. Но я их заставляю все же приходить сюда хоть иногда.

По дороге к свободе на глаза попадаются все те же деревянные зверушки. Это местный умелец их тут «развел». Общее впечатление таково, что тюрьма в общем понимании этого слова не то место, куда стремится хоть кто-то, какие бы вкусные щи или веселые ежики тут не ждали, это место, где вынуждены сосуществовать два мира: заключенных и конвоиров, тех, кто живет за железными дверьми и тех, кто их отпирает.

В этой работе нет удовольствия, но ее должен кто-то делать: без эмоций, без оглядки на статью, без личных отношений. Именно поэтому здесь у работников СИЗО, год приравнивается к полутора. Здесь свой срок, и, наверняка, каждый раз, выходя после дежурства за огромные ворота, они мечтают оказаться дома. И эти мечты, как это ни парадоксально, одинаковы, как у тех, кто держит в руках ключи от дверей, так и тех, кто на эту дверь смотрит с другой стороны. Вся разница в том, на какой ты стороне и что за твоей спиной: неспокойная совесть или тяжелейшая работа в непростых условиях. Но тут выбор каждый делает сам.

Александр ДАНИЛОВ

Фото автора

Автор
(0 оценок)
Изложение
(0 оценок)
Актуальность
(0 оценок)
565 просмотров в июле
Я рекомендую
Пока никто не рекомендует

Отзывы и комментарии

Написать отзыв
Написать комментарий

Отзыв - это мнение или оценка людей, которые хотят передать опыт или впечатления другим пользователями нашего сайта с обязательной аргументацией оставленного отзыва.
 
Ваш отзыв поможет многим принять правильное решение

. Пожалуйста, используйте форму отзывов для оценок и рецензий, для вопросов и обсуждений - используйте форму комментариев, а не отзывов

Не допускается: использование ненормативной лексики, угроз или оскорблений; непосредственное сравнение с другими конкурирующими компаниями; безосновательные заявления, оскорбляющие деятельность компании и/или ее услуги; размещение ссылок на сторонние интернет-ресурсы; реклама и самореклама.

Введите email:
Ваш e-mail не будет показываться на сайте
или Авторизуйтесь , для написания отзыва
Автор
0/12
Изложение
0/12
Актуальность
0/12
Отзыв:
Загрузить фото:
Выбрать

Комментарии предназначены для общения, обсуждения и выяснения интересующих вопросов